Наконец, нагноение всегда происходит в нижней части брюшной полости. В пользу пельвеоперитонита говорит также вспышка первого дня, которая

напоминает вспышки гонококкового перитонита, но последние довольно часто носят преходящий характер. Кроме того, скопление всегда бывает подпупоч- ным. Однако, тазовое скопление довольно редко вскрывается через пупок, зато иногда у девочек инфекция, в частности, гонококковая, проходит через влагалище, матку и трубы, не оставляя в них тяжелых следов.

Концепция пневмококкового пельвеоперитонита, впрочем, не совсем новая, требует еще дальнейшего изучения, но особенно важно найти наилучший способ его срочного лечения.

После того как были написаны эти страницы, мне пришлось в связи с детской патологией комментировать интересную работу Лаффита, и по примеру Матье и Маршана я сделал попытку охарактеризовать современное положение проблемы и указать на равные диагностические и терапевтические затруднения.

1.            Может ли быть поставлен диагноз пневмококкового перитонита в начале заболевания?

2.            Если диагноз не поставлен, то необходима операция. Если удается с уверенностью поставить ранний диагноз, то следует ли воздержаться от операции?

В работе немецкого автора Зальцера, которому мы обязаны советом не делать раннейоперации (1912) и который, ввиду личного опыта с 31 случаем, обладает известным авторитетом, есть такая фраза: «После первого случая, который я наблюдал в 1908 г., я убедился, изучая литературу, что это заболевание, хорошо известное во Франции и Швейцарии, почти неизвестно в Германии».

Достаточно ли вообще для заключения терапевта и хирурга классической группы признаков, о которой Дьелафуа с некоторым дидактическим преувеличением говорил: «Ни при каком другом абдомино-перитонеальном заболевании она не встречается полностью», или следует считать, что «установление диагноза перед образованием абсцесса представляет абсолютное исключение»? (Омбредан).

Действительно, до сих пор точный ранний диагноз пневмококкового перитонита представлял исключение, причем легко убедиться, что он основывался на различных данных. Замчетти воздержался от операции 9-летней девочки с разлитым перитонитом, «так как у нее нельзя было локализовать отправную точку заболевания». Клейншмидт уже готовился оперировать маленького больного, у которого раньше предполагали пневмококковый перитонит, но, ввиду отсутствия поноса, решили сделать пробную инцизию. В этот момент больной имеет обильный жидкий стул. Операцию отменяют и возвращаются к прежнему диагнозу. После этого быстро наступает улучшение, и через восемь дней приходится только сделать инцизию маленького остаточного пневмококкового абсцесса, скопившегося в грыжевом мешке. Гуйу поставил правильный диагноз благодаря тому, что имелось указание на семейную эпидемию.Провинчиали поставил диагноз главным образом благодаря наличию herpes labialis. Но зато сколько было колебаний, сколько неудач, сколько извинительных ошибок! Ведь случаи пневмококкового перитонита без поноса не представляют редкого исключения, а еще чаще встречаются случаи аппендицита, сопровождающиеся поносом. Повторяю снова: при отсутствии решающих признаков терапевты и хирурги, даже хорошо осведомленные относительно пневмококкового перитонита и опасности лапаротохмии в первые дни, боятся запустить аппендикулярный перитонит.