К Куле явилась женщина 41 года с жалобами на сильные боли в нижней части живота с правой стороны; эти боли возникли внезапно, без всякой видимой причины. Ее ожирелый живот оказался болезненным и напряженным. Справа от средней линии прощупывалась твердая, неподвижная масса величиной с кулак. У больной предположили перитифлит в процессе абсцедирования или перекручивание кисты. Оперативное вмешательство показало, что это была только гематома влагалища прямой мышцы. Из двух случаев Капеля (Kapel) в одном предполагался заворот кишок (вздутие, прекращение отхождения газов), а в другом—ущемленная грыжа.

Брюшные перитонеальные симптомы, возникающие в первые дни поражений спинного мозга или несколько позже, рассматривались терапевтами и хирургами с двух весьма различных точек зрения.

Гиллен и Барре (Guillain и Ваггё, 1916) дали лучшее описание настоящего Ттеритонеального синдрома: «Нередко приходится наблюдать настоящий перитонеальный синдром с метеоризмом, задержкой газов и стула, болями, икотой, тошнотой и зеленоватой рвотой. При некоторых ранениях спинного мозга перитонеальный синдром бывает настолько выражен, что невольно возникает мысль об истинном травматическом перитоните. Создается впечатление, что причиной этого перитонизма часто бывают небольшие перивисцеральные или интраперито- неальные кровоизлияния, обусловленные общим расширением сосудов живота под влиянием раздражения симпатического нерва. На вскрытиях действительно обнаруживались геморрагические перитониты, не зависевшие от каких бы то ни было повреждений пулей или осколком снаряда. Во избежание бесполезной, даже вредной лапаротомии нужно быть знакомыми с этим еще ни разу не описанным начальным перитонеальным синдромом при ранениях спинного мозга».

Впоследствии Гаман, Корниль и Мозиигер подробно изучили острый абдоминальный синдром при поражениях спинного мозга, начиная с сотрясения и кончая размозжением.

Он характеризуется более или менее ранним появлением многочисленных признаков: сначала метеоризма, затем тошноты, рвоты, отрыжки, икот, кровотечения, задержки стула и газов или поноса.

Иногда заболевание бывает настолько тяжелым, что его течение напоминает развитие истинной прогрессирующей паралитической непроходимости кишечника с присоединением секреторных, моторных и вазомоторных расстройств. Но этот синдром не может вызывать долгих колебаний или вводить в заблуждение. Клинициста и особенно хирурга больше интересуют те случаи, когда клинические симптомы травмы позвоночника отсутствуют и на первый план выступает симптом со стороны брюшной полости, уничтожающий всякие колебания и приводящий к оперативному вмешательству, т. е. сокращение стенки живота.

Именно это важно для хирурга и об этом говорят Альглав и Гимбелло, Брешо, Пико, Муше, Беген, Мишель Байа и Марсель Арно.

Я уже упоминал, что практически самыми трудными являются те случаи, в которых преобладают симптомы со стороны брюшной полости. Первый приглашенный врач рискует заметить только сокращение брюшной стенки и пред положить перитонеальное осложнение. Так случилась с одним больным, которого мне пришлось видеть в периоде выздоровления.