Отмечается сокращение, характеризующееся двумя особенностями: оно бывает распространенным и не очень выраженным, не очень живым, не очень ригидным и более слабым, чем при аппендиците. Как отметил Баконе в одном случае вторичного перитонита, это скорее «субконтрактура», легко преодолеваемая давлением.

Согласно некоторым авторам, сокращение отсутствует и рано замещается тестоватой резистентностью, описанной Паркером Симсом в 1918 г. и Маршалем в 1920 г. Кирхгоф сильно настаивает на симптомах метеоризма: округлом, эластичном, уступающем давлению диффузном вздутии живота, которое, по его мнению, отличается от сокращения стенки живота при других перитонитах.

По Вольфсону, изучившему около 14 случаев, лучшим признаком является состояние живота: мягкая припухлость с сильным метеоризмом и разлитая боль в самых различных местах, отсутствие твердого напряжения и легкая мышечная защита, уступающая глубокому давлению. Это сокращение легко обнаружить у спокойного ребенка и трудно у ребенка, который плачет или не допускает никакого исследования. Левенбург советует врачу держать пальцы в соприкосновении со стенкой живота и стараться обнаружить боль и сокращение в промежутках между криками.

Необходимы ректальное и вагинальное исследования. Если второе трудно, то первое покажет достаточно. В двух случаях, которые я наблюдал в детской больнице, при ректальном исследовании отмечалась боль в дугласовом пространстве.

Таков синдром первого дня. Повторяю, он состоит из следующих признаков:

1.            Боль в животе без ясной локализации и не особенно интенсивная.

2.            Очень ранние и очень частые рвоты.

3.            Ранний обильный понос.

4.            Внезапный и обычно высокий подъем температуры.

5.            Сокращение, иногда разлитое, но слабое.

6.            Быстрое ухудшение общего состояния с прострацией.

Если сильнее всего выражены общие признаки, то перед нами картина септицемии. Если ясно выступают абдоминальные симптомы, то это группа признаков острого перитонита с поносом. У детей острый перитонит с поносом имеет либо аппендикулярное (не часто), либо пневмококковое или стрептококковое (обычно) происхождение.

Мы уже знаем, как важно поставить диагноз в первый день заболевания. Если он установлен с уверенностью, то он диктует воздержание от операции и дает надежду на локализацию инфекции. Если же в диагнозе нет уверенности, то больного оперируют, и мы уже знаем, с какими результатами.

В этой стадии заболевания приходится решать почти один только вопрос: имеет ли оно аппендикулярное или пневмококковое происхождение? Матье правильно указал на возможные причины ошибок. -

В самом деле, иногда вместо обычного вида больного с багровым и опухшим лицом и герпесом мы находим уже перитонеальное лицо. Даже если обнаруживается маленький инфекционный очаг в легких или в миндалинах, то нужно помнить о возможности гриппозного аппендицита. Понос является лучшим признаком, но он встречается при тяжелых и скрытых аппендицитах. Лихорадка может быть небольшой, а сокращение сильным. В самом деле, сколько причин для ошибок!

Брешо сделал очень хорошее замечание: «Если ни один из симптомов не внушает уверенности, то мне кажется, что лучше всего руководствоваться их совокупностью.

«При пневмококковом перитоните один из главных признаков—температура, лицо, пульс, брюшное сокращение—почти всегда находится в резком контрасте с другими признаками, чего не наблюдается в такой степени при аппендикулярных перитонитах даже у детей.