Если бы на хронический аппендицит обращали больше внимания, если бы он реже оставался нераспознанным и реже отрицался с легкомыслием, прикрываемым мнимым знанием, то мы бы избегли многих случаев аппендикулярного перитонита. Продромальными явлениями служат симптомы аппендикулярной диспепсии. П. Лонд дал их перечень, который мы здесь приводим: это головная боль, субфебрильное состояние, боли в спине, приступы вечерней лихорадки, недостаточность пищеварения, метеоризм, обложенный язык, «засорение желудка», рецидивирующее под влиянием мяса или вина, интеллектуальная вялость, запор, кашель, исхудание, анемия или холемия, астения, необильные рвоты, колики, боль в правой подвздошной области или боль, иррадиирующая в бедро и т. д. Среди оперированных мной по поводу тяжелого аппендицита было двое детей и двое взрослых, жалобы которых квалифицированные врачи, бывшие незадолго до меня, отнесли не на счет аппендикулярного, а на счет колитического, печеночного, энтеритаческого заболевания. Я видел молодую девушку, которая чуть не погибла от перфорации, так как один из врачей, «не предполагавший у нее хронического аппендицита», отговаривал ее от операции. Не следует легкомысленно относиться к лежащей на нас в этом отношении ответственности; отрицая хроническую инфекцию, подготовляющую острейшие явления, которые часто бывают смертельными, мы идем на большой риск.

Вернемся к острому приступу. Ставя диагноз, мы должны иметь в виду некоторые существенные моменты. «Если бы это опасное поражение, до сих пор уносящее немало взрослых и множество детей, с самого начала распознавалось как таковое, смертность свелась бы к нулю, так как операция острого аппендицита представляет счастливое исключение в неотложной хирургии брюшной полости; в начале заболевания она является простой и легкой, и у опытного хирурга всегда дает успешные результаты» (Лесен).

Всякий, имеющий дело с острым аппендицитом и принимающий на себя лечение этого заболевания, прежде всего должен помнить, что клинические симптомы далеко не всегда соответствуют интенсивности поражений. Очень часто они оказываются более лег

кими, чем поражения. Сплошь да рядом приходится наблюдать как хирург и терапевт, держа после операции в руках отросток и сравнивая найденные тяжелые поражения (пиоаппен- дикс, гангрена, перфорация, ампу- таця и т. д.) с предшествующими мирными клиническими симптомами, с беспокойством спрашивают себя, не допустили ли они ошибки, выжидая и откладывая операцию.

Ошибочно думать, что аппендикулярный очаг всегда свободно лежит в общей брюшной полости. Эта ошибка является одной из главных причин промедления и смерти вследствие перитонита. Напротив, аппендикулярная перфорация вначале часто бывает прикрытой, но прикрытие, вполне достаточное для того, чтобы заглушить признаки воспаления и затемнить данные первого исследования, оказывается недостаточным для #того, чтобы остановить распространение болезненного процесса по брюшине. Так как последнее не сопровождается ярко выраженными симптомами, то оно проходит незамеченным. В результате за банальный приступ принимается острейший аппендицит с перфорацией, которая в течение нескольких часов бывает прикрыта либо слепой кишкой, либо одной из последних петель подвздошной кишки, либо тонкой стенкой перицекальной ниши. А между тем в ближайшие часы происходит распространение процесса, когда его наиболее трудно излечить.

Другая ошибка заключается в выжидании всей совокупности симптомов вместо того, чтобы придать должное значение одному красноречивому признаку.