Наличие последнего, кажущееся парадоксальным при подозрении на брюшно-перитонеальное состояние и особенно аппендикулярный перитонит4 иногда затемняет картину. Со стороны мочевых путей обнаруживаются олигурия, болезненное мочеиспускание, иногда альбуминурия и гликозурия и почти всегда повышение токсичности мочи. Со стороны дыхательных путей отмечается гиперемия нижних частей легких».

Обычно на практике заболевание начинается со рвоты. Боль кажется не особенно сильной и в течение всего короткого периода болезни остается невыраженным симптомом.

У больного отмечается синюшность, некоторая цианотичность или мрамор- ность кожи, заостренный нос и расширенные блестящие или тусклые глаза. Ногти и руки имеют синеватый или восковой оттенок.

Лихорадка бывает незначительной (37, 37,4, 38°), но пульс достигает 140— 160 ударов в минуту.

Ребенок находится в более подавленном состоянии, чем при брюшном тифе. Исследование живота дает почти отрицательные результаты. Ни вздутия, ни сокращения, ни сильной боли не отмечается. С трудом обнаруживается чувствительность в точке Мак Бёрнея, и она бывает менее выражена, чем во многих случаях хронического аппендицита.

У больного почти прекращается мочеотделение. Преобладающим функциональным симптомом является рвота. Иногда наблюдается черный и зловонный понос.

Прогноз этого заболевания очень тяжелый. Необходимо немедленное хирургическое вмешательство. На операции в первый момент не обнаруживается грозных явлений: нет ни свободного гноя в брюшной полости, ни жидкости, похожей на грязный бульон, ни особенного растяжения подвздошной кишки. Но в одном месте, либо ретроцекально, либо низко в тазу, виден вздутый фиолетовый, пурпурный или черный, зеленоватый, цвета мертвого листа, гангренозный червеобразный отросток. В некоторых случаях его внешний вид как будто нормален и просто имеется гангрена слизистой, продолговатый сгусток в полости отростка и тромбоз брыжеечных вен.

Кажется странным, что в основе такой мрачной клинической картины лежит на первый взгляд незначительный анатомический субстрат:

Раньше, как правило, через 48 часов или через три дня наступала смерть. Но в настоящее время при достаточной решительности лечащего врача, немедленно требующего вызова хирурга, выздоровление уже не представляет исключения.

Приведем случай, свидетельствующий об особенной серьезности этой формы (Вальтер):

«У 12-летней девочки за 48 часов до моего прихода обнаружились довольно неприятные явления: рвота, отнесенная за счет гастритического расстройства, и довольно сильная упорная боль с прогрессирующим повышением температуры. Когда я увидел больную, температура у нее дошла до 39°, пульс был слабый

и равнялся 120. Боль, не будучи особенно интенсивной, носила отчетливый характер и локализовалась в точке Мак Бёрнея. Но лицо и ступорозное состояние говорили о глубокой инфекции; я поставил диагноз гангренозного аппендицита и немедленно сделал операцию.

«При вскрытии живота брюшина оказалась абсолютно нормальной и не было никаких следов жидкости. Кишечник имел настолько здоровый вид, что в первую минуту я подумал о диагностической ошибке. Однако, приподняв слепую кишку, я обнаружил сплошную гангрену червеобразного отростка, расположенного ретроцекально. На слепой кишке, примыкающей к отростку, и на брыжейке слепой кишки не было никаких следов васкуляризации и покраснения. Я удалил червеобразный отросток и оставил широкий дренаж без наложения шва. После операции пульс несколько улучшился под влиянием инъекции физиологического раствора. Но вскоре сердце ослабело, и через 15 часов после операции ребенок умер.