В одном случае, где перфорация не подлежала сомнению, но больной находился в таком состоянии, что его не считали возможным оперировать, Вальтер был свидетелем локализации перитонита и спонтанного выздоровления после эвакуации абсцесса в мочевой пузырь.

У детей встречаются все формы брюшнотифозного перитонита, и пора перестать считать последний исключением. Чтобы покончить с этим традиционным мнением, я приведу несколько интересных примеров. Начнем со случая Фламини, где во время брюшнотифозного рецидива наступил перитонит без перфорации.

«Мальчик 7 лет. Родился в срок и вскармливался материнской грудью до 13 месяцев. 11 августа 1907 г. у него внезапно появилась лихорадка. У больного скорее отмечался запор, чем понос. Лихорадка не прекращалась, причем температура доходила до 39,5—40г. Тифозное состояние, увеличенная селезенка и положительная серореакция завершали картину. Понижение температуры началось на 23-й день, но пульс продолжал сильно частить. Через несколько дней наступил рецидив, сопровождавшийся крайним упадком сил. На 39-й день была обнаружена боль при пальпации живота. На следующий день состояние больного ухудшилось: пульс участился до 172, появился тимпанит и исчезла печеночная тупость. После полудня температура с 42 упала до 35,9°. Появилась одышка и водянистая, зеленоватая рвота. На следующий день снова поднялась температура. В отлогих местах живота отмечалось притупление. На 42-й день мальчик умер.

«На вскрытии был обнаружен фибринозно-гнойный перитонит без всякой перфорации (обычные брюшнотифозные изъязвления) и без аппендицита».

Следующий случай принадлежит Жозиасу. Это был брюшной тиф, внезапно начавшийся с перитонеального синдрома. Перфорация отсутствовала.

«Девочка, 6 лет, поступила в больницу 19 марта 1903 г. 17 марта у нее появились боли в животе, рвота, запор и лихорадка (40,8). Язык был обложен, горло красное. 19-го в 2 часа дня появилась каловая рвота (40,4°), бред, возбуждение, метеоризм, учащение пульса до 120. Ей положили лед на живот и сделали инъекцию морфия (0,025 г). Срочно вызванный хирург констатировал аппендикулярную точку, но высказался за выжидание. 21-го появилась желчная рвота при температуре (40,2°) и выраженная болевая точка в правой подвздошной впадине. Больную перевели в хирургическое отделение. 21 и 22 марта температура была 40, 39,4, 38,6 и 39,1°. Бред уменьшился, метеоризм живота исчез. 23-го ее вернули в терапевтическое отделение. Живот стал плоским и появился запор.

«24 марта лихорадки нет, ребенок находится в вынужденном положении с притянутыми к животу ногами. 25-го живот приобрел ладьевидную форму. Люмбальная пункция дала 10 см3 жидкости без лимфоцитоза. 26-го наступила смерть в состоянии комы.

«На вскрытии в илеоцекальной области на брюшине был найден необильный фибринозный экссудат. Червеобразный отросток оказался здоровым.Менингит отсутствовал. Имелись типичные брюшнотифозные язвы».

У детей, как и у взрослых, встречаются перфоративные перитониты, перитониты без перфорации и мнимые перитониты. Последние еще не получили настоящего объяснения или, что гораздо хуже, имеют самые различные объяснения. Причину этих болевых брюшных симптомов, вызывающих перитонеальную реакцию, искали в области печени (быстрая жировая дегенерация), сердца (миокардит кардио-перитонеальной формы), надпочечников (острое воспаление надпочечников). По мнению Гютинеля, эти явления у ребенка представляют часть злокачественного синдрома (поражение вагосимпатической системы).