Актуальный интерес заключается в следующем вопросе: если диагноз пневмококкового перитонита ставится при первом исследовании и з первый день, то нужно ли воздерживаться от операции вопреки общим принципам лечения острого перитонита? Повидимому, для ребенка имеется больше шансов на выздоровление при воздержании от операции, чем при операции в начале пневмококкового перитонита. Штраус в 1Э24 г. в короткое время наблюдал два случая пневмококкового перитонита и во втором случае, поставив диагноз, счел за лучшее воздержаться от операции. Ребенок выздоровел.

Мы видим какое значение имеет здесь ранний диагноз.

К сожалению, клиническая проблема чрезвычайно трудна. Даже зная о существовании пневмококкового перитонита и о риске ранней лапаротомии, терапевт и хирург при отсутствии определенных, категорических признаков опасаются, что они могут предоставить собственному течению аппендикулярный перитонит.

Замчетти (Zamcetti) имел смелость воздержаться от операции 9-летней девочки с разлитым перитонитом, «так как у нее не было признака локализованной отправной точки». В последующие дни появились herpes labi alis и признаки

перитонеального выпота. Сделали пункцию, а затем лапаротомию для удаления выпота. Ребенок выздоровел.

А как было в случаях Тавернье? Сначала он увидел у 9-летней девочки клиническую картину перитонита без поноса; однако у нее оказался пневмококковый перитонит. Затем он был свидетелем двух следующих поучительных случаев.

Через несколько дней после этого меня известили, что в отделение Шаритэ поступил типичный случай пневмококкового перитонита. Я увидел б-летнюю девочку с лицом свинцового оттенка, у которой 2 дня назад наступил тяжелый приступ боли в животе со рвотой и высокой температурой и одновременно появился обильный понос. У нее отмечалась болезненность всего живота с легким вздутием и небольшим сопротивлением брюшной стенки с левой и правой стороны. Сначала я согласился с диагнозом моих интернов, но при ректальном исследовании прощупал с правой стороны таза твердую, болезненную, хорошо ограниченную массу, которая по всей видимости представляла тазовый аппендицит. Я немедленно сделал операцию, и довольно длинный разрез правой подвздошной области позволил мне удалить тазовый червеобразный отросток. Ребенок быстро выздоровел.

«Таким образом, это был случай аппендицита с поносом и ложной клинической картиной пневмококкового перитонита, в котором, только благодаря ректальному исследованию, удалось исправить диагностическую ошибку.

«Третий случай еще более демонстративен. Врач из окрестностей Лиона, обычно посылавший ко мне своих больных, однажды утром направил ко мне для срочной операции 22-месячного ребенка, у которого он диагносцировал разлитой аппендикулярный перитонит. После дня недомогания и лихорадки у ребенка внезапно появились боли в животе, рвота и непрерывный понос, зеленоватые следы которого еще имелись на белье. Температура поднялась выше 39, пульс сильно участился, и его с трудом удавалось сосчитать, наблюдались одышка и трепетание крыльев носа, несмотря на отсутствие каких бы то ни было ненормальных признаков при аускультации легких.