Наконец, Кюммель указывает, что особенно при хроническом аппендиците часто удается найти болевую точку под пупком, отступя от него на 1—2 см вертикально вниз и несколько вправо. Кроме этого, при хроническом аппендиците можно найти чувствительность при давлении между мечевидным отростком и пупком, т. е. как бы «желудочную боль», которая объясняется раздражением солнечного сплетения и исчезает после операции. Эту последнюю болевую точку находили и в тех случаях, где отсутствовала боль в точке Мек Бурнея.

Однако, принимая во внимание меняющееся положение Ростка, попытки установить какую-либо определенную точку едва ли могут иметь успех. Каждый внимательный врач, конечно, будет производить исследование живота, как при положении больного на спине и на боку, и соответственным образом оценит найденную им строго локализованную болезненную точку в связи с общей картиной болезни. Но ставить эту болезненную точку в основу диагноза аппендицита, и особенно хронического, как единственный симптом, представляется мне неправильным, потому что при давлении часто чувствительностью отличаются и спастически сокращенные мышцы.

В начальных стадиях при помощи пальпации можно обнаружить опухоль только тогда, когда стих припадок болезни, вызвавший образование этой опухоли. Наоборот, при помощи самой тихой перкуссии можно уже очень рано найти легкой притупление; последнее обязано своим происхождением больше напряжению мышц, чем процессам экссудации. Позже, через 24—48 часов от начала болезни, образуется известная, более или менее ограниченная опухоль, состоящая из воспаленного отростка, инфильтрированного сальника.

Можно было бы ожидать, что воспаленный отросток должен поддаваться прощупыванию еще раньше наступления перитонитических явлений, особенно когда еще нет никак     напряжения брюшных покровов и когда можно пальпировать достаточно глубоко. Это совершенно справедливо, в освоенности по отношению к такому отростку, который под влиянием бывших раньше приступов уже подвергся хронически изменениям. Но надо сказать, что поводов для ошибок здесь очень  много. Так как точная пальпация вообще возможна лишь при отсутствии напряжения мышц, мы подробнее остановимся на значении прощупывания небольшой колбасовидной опухоли лишь при изложении дифференциального диагноза хронически

форм аппендицита.

Все эти симптомы, наблюдающиеся при нормальном положении аппендикса, конечно, видоизменяются при его смещении. Если, например, он лежит ближе к средней линии, боли локализируются больше вокруг пупка; если он перемещен кзади в сторону promontorium пли наверху под печень, I то мышечное напряжение и последующее образование опухоли I могут даже отсутствовать; если же опухоль и образовалась, то прощупать ее часто не удается. В первом случае, т. е. при смешении отростка кзади, иногда при ректальном исследовании удается открыть высоко лежащую болезненную диффузную инфильтрацию. Общих явлений со стороны пищеварения очень часто может не быть, когда отросток лежит позади слепой кишки эксперитонеально. Но тогда имеется ясное напряжение поясничной мускулатуры и ее повышенная чувствительность при давлении. Если аппендикс лежит глубоко в малом тазу, первым симптомом аппендицитического приступа может быть только одна стангурия. Наконец, если он расположен вблизи

печени, то может получиться картина болезни, очень сходная с припадком желчной колики, тем более что иногда она сопровождается желтухой.