Поргес и Адлерсберг указывают, что такое учащенное дыхание приводит к повышенному удалению углекислоты из крови, вследствие чего возникает алкалоз, являющийся причиной тетании.

Выраженное замедление и углубление дыхания наблюдается в виде так называемого небольшого дыхания при диабетической коме, при которой, кроме того, часто замечается ацетоновый запах выдыхаемого воздуха. Это кусмаулевское дыхание, впрочем, далеко не всегда замедлено, а довольно часто ускорено и нередко связано с чувством недостатка воздуха. Помимо этого большое дыхание встречается иногда при уремии.

Относительно чейн-штоковского дыхания речь будет в отделе о болезнях органов кровообращения.

Особенно важной в клиническом отношении является также одышка, па которую жалуются больные с хроническим нефритом, и которая часто является первым обременительным для них симптомом, приводящим их к врачу. В такого рода случаях, например, при сморщенной почке с начальными симптомами почечной недостаточности, больные часто заявляют, что они страдают одышкой и в покойном положении и что при физических движениях она усиливается лишь в очень незначительной степени или даже совсем не усиливается. Цианоза при этом тоже не замечается. В других же случаях, где, по-видимому, имеется начинающаяся слабость сердечной мышцы, движения усиливают ее.

Очень характерна одышка и ускорение дыхания при экссудативном перикардите. Кроме того, такие больные часто очень бледны, так что имеющийся обыкновенно цианоз не так резко бросается в глаза. Все это придает больному такой внешний вид, который позволяет опытному врачу тотчас же заподозрить наличие экссудативного перикардита.

Необходимо указать, что хроническая одышка с затрудненным газообменом может иметь очень характерное последствие. Образуются пальцы в виде так называемых барабанных палочек, наличие которых дает повод к заключению о существе хронических застойных заболеваний легких или органов кровообращения.

Дифференциальный диагноз астмы.

В противоположность одышке астмой следует называть лишь такое затруднение дыхания, которое наступает в виде припадков. Конечно, если производится какая-нибудь тяжелая физическая работа или, как это часто бывает у эмфизематиков, дыхание затруднено бронхитом, то и постоянная, хотя бы и незаметная в покойном положении, одышка может усиливаться до степени припадка. Такие случаи лучше не называть астмой, хотя несомненно встречаются переходные формы, как, например, при эмфиземе, развивающейся после долгого существования астматических припадков.

Равным образом нельзя называть астмой вышеупомянутые аномалии дыхания, как-то: большое дыхание диабетиков и уремиков, истерическую tachypnoe и часто усиливающуюся до степени припадков одышку при сужениях или сдавливания дыхательных путей.

Таким образом, настоящими формами астмы считаются только бронхиальная астма, близко стоящая к ней пыльцевая болезнь и сердечная астма.

Что касается сердечной астмы, о которой подробно будет говориться ниже, то следует сказать, что хотя ее припадок п бывает похож на припадок бронхиальной астмы, но все же при внимательном исследовании дифференциальный диагноз нетруден. Она является выражением коронарного склероза или хронического нефрита и в большинстве случаев наступает лишь в пожилом возрасте. Часто имеются изменения со стороны сердца, например, гипертрофия левого желудочка, а во время припадка и острое расширение правого.