Песлер в типических случаях наблюдал в начале длительного припадка полиурию с усиленными позывами (urina spastica), затем постепенное уменьшение отделения мочи почти до минимума и прекращение позывов (вероятно, вследствие сердечной недостаточности), после припадка настоящий поток мочи без особенно усиленных позывов (выделение воды, задержанной во время недостаточной работы сердца). Спастическая моча в начале припадка вообще представляет собою частое, почти типическое явление; наоборот, усиленное ее выделение после пего свойственно лишь очень продолжительным припадкам, при которых развиваются явления утомления сердца.

Точный анализ припадка возможен только с помощью электрокардиограммы, так как при крайне учащенной деятельности сердца нельзя точно отграничить венозного пульса. Относительно подробностей по этому поводу отсылаю к сообщениям Люиса, Венкебаха, Гофмана и Геринга. Здесь же достаточно будет заметить, что во время припадка число ударов пульса поднимается вдвое или вчетверо по сравнению с прежней частотой; судя по известным опытам Криса с частичным охлаждением, это указывает на нарушение проводимости.

К пароксизмальной тахикардии Венкебах причисляет и изолированную тахикардию предсердий (трепетание предсердий), при которой вследствие нарушений проводимости существует arhythmia perpctua желудочков. Он полагает, что тахикардия> может вызываться номотопно, и лишь отчасти согласен с теми доказательствами, которые Геринг и другие приводят в пользу обязательно гетеротопного ее происхождения (извращение Р~ зубца и укорочение А. V—интервала. Но, во всяком случае, тахикардия часто представляет собой расстройство ритма, которое, если оно происходит гетеротопно, может вызываться как аурикулярно, так и со стороны предсердий и желудочков. Напротив, в некоторых случаях, клинически совершенно сходных с первыми, она может иметь другое происхождение, и зависит или от учащения экстрасистол до степени полигеминии, или, наконец, от диссоциации и интерференции различных ритмов.

Недавно я имел возможность наблюдать один случаи тахикардии своеобразного происхождения. Он касался пожилой женщины, которая уже много лет страдала тахикардическими припадками. Дигиталис при этом всегда действовал плохо. В промежутках между припадками она ни па что не жаловалась. При исследовании оказались  левосторонняя гипертрофия сердца с высоким кровяным давлением, артериосклероз. Электрокардиограмма выяснила, что припадки обусловливались мерцанием предсердий с arhythmia perpetua (кривая G7 и 68).

В большинстве случаев припадок тахикардии нетрудно отличить от учащений пульса другого происхождения. Типическое наступление в виде припадков, замечательная частота пульса (почти всегда свыше 140 ударов), отсутствие лихорадки—все это служит достаточными отличительными признаками от ускорения сердечной деятельности при острой или хронической слабости сердца или в случаях различного рода инфекций. Специальные неврозы блуждающего нерва едва ли вызывают когда-нибудь такую частоту пульса, а кроме того, они обыкновенно соединены с расстройствами дыхания, совершенно не свойственными тахикардии. Между прочим, иногда тахикардия прекращается при давлении на n. vagus.