В одном случае, наблюдавшемся мною совместно с Панковым, непроходимость, вероятно, была вызвана повреждением брыжейки. Такое же спастическое происхождение непроходимости можно предположить у истеричных, табетиков и в тяжелых случаях свинцовой колики. Наконец, спазм мышц кишечника может играть известную роль в происхождении илеуса еще в том смысле, что он задерживает прохождение таких инородных тел (желчные камни, клубки аскарид), которые сами по себе яе могли бы вполне закупорить кишечник.

Спастический илеус не вызывает расстройств кровообращения, а потому по своим явлениям он вполне сходен с окклюзионным. С другой стороны, в случае эмболии и тромбоза даже местными расстройствами кровообращения паралитический илеус больше соответствует картине странгуляционного илеуса.

Кроме такого этиологического деления, для развития картины симптомов большое значение имеют временные отношения, а потому илеус делится еще на формы, развивающиеся остро и хронически. Вполне понятно, что простые окклюзионные формы, зависящие от растущих опухолей, рубцов или перитонеальных сращений, вначале не дают полной картины непроходимости, а протекают под видом хронического кишечного стеноза, что и накладывает на них определенный отпечаток. Поэтому мы начнем наше изложение с них.

Хронические кишечные стенозы.

Чтобы вызвать клинические явления, сужение кишечника должно достичь значительной степени. Поэтому стенозы могут в течение продолжительного времени ускользать от исследования и затем совершенно внезапно появиться в виде острой непроходимости, если грубая пища или какая-либо другая причина сделает их непроходимыми. Это относится в особенности к стенозам, развивающимся вследствие заболевания самой кишки или вследствие ее сдавления. Так, например, часто бывает, что рак прямой кишки впервые дает о себе знать припадком острого илеуса.

Но обыкновенно уже анамнез дает ясные указания на хроническое развитие стеноза, а, кроме того, в большинстве случаев последний вызывает ряд характерных клинических явлений.

Довольно разнообразны расстройства со стороны стула. Большей частью, особенно если стеноз находится высоко, имеется упорный запор, который вначале еще поддается действию слабительных. Произвольный стул может иметь характер стенотического, т. е. он состоит из мелких кусочков в виде овечьего кала или тонких, толщиной в карандаш, лент; иногда на нем можно заметить отпечатки продольных кишечных taenia в виде Вдавленных желобков. Необходимо подчеркнуть, что мелкокалиберные испражнения ни в коем случае не доказательны для органического стеноза кишечника; они чаще встречаются при спастических и проктогенных запорах. Если, как при большинстве раков прямой кишки, имеется распадающаяся опухоль, то к стулу могут примешиваться кровь, слизь и ткани. Но, с другой стороны, при стенозах могут быть также и постоянные поносы или поносы, сменяющиеся запорами. Происходят они оттого, что в слизистой оболочке над стенозом развиваются катаральные воспалительные процессы, которые отчасти являются следствием чрезмерного растяжения кишки на почве метеоризма, а отчасти результатом пролежня под влиянием застаивающегося содержимого.

Со временем, несмотря на то, что отхождение ветров не прекращается, в большинстве случаев над стенозом развивается метеоризм, который сперва поражает участки кишок, прилегающие непосредственно к стенозу, а затем постепенно распространяется и на вышележащие отрезки, и метко назван застойным метеоризмом.