В частности причины сухого плеврита те же, что и экссудативного. Наиболее часто имеет здесь значение туберкулезный процесс, но не менее часты и острые неспецифические воспаления.

Перейдем к вопросу о диагнозе сухого воспаления диафрагмальной плевры. Хотя первоисточником его могут быть и легкие, но большей частью оно является выражением перехода воспалительного процесса со стороны брюшной полости. Оно вызывает иногда невыносимые боли, шума же трения при нем ни слышать, ни тем более ощущать нельзя. Резче всего боли выражены в местах, соответствующих прикреплению диафрагмы, т. е. сзади на спине, на высоте нижних ребер, в боках и спереди — на высоте epigastrium. Часто они отдают в плечи и усиливаются при кашле, глотании, отрыжке и при попытке дышать исключительно абдоминально.

Под именем респираторного рефлекса брюшной стенки Шмидт описал один симптом, характерный для диафрагмального плеврита. Он появляется при глубоком дыхании и состоит в молниеносном сокращении верхнего отрезка прямой мышцы живота на больной стороне. Этот признак исчезает после долгого и глубокого дыхания, но снова появляется при давлении на болезненные межреберные промежутки. Вообще чувствительность при давлении очень характерна для pleuritis uiaphragmatica. Гено де Мюсси дает целый ряд определенных болевых точек. Они находятся:

головками ш. sternocleidomastoideus.

В первых межреберных вблизи края грудины.

В точке пересечения парастернальной линии, с продолжением X ребра: bouton diaphragmatique. В области прикрепления диафрагмы к грудной клетке.

В области шейного сплетения и над остистыми отростками шейных позвонков на пораженной стороне при дыхании; видимое или обнаруживаемое измерением увеличение объема больной половины груди; сглаживание межреберных промежутков, притупление, резистентность которого увеличивается по направлению книзу; ослабленный дыхательный шум и голосовое дрожание; отсутствие бронхофонии и наличность эгофонии при аускультации голоса.

В частности надо помнить о том, что граница притупления соответствует уровню жидкости лишь при вполне подвижных экссудатах, следовательно, при экссудатах и транссудатах с одновременным пневмотораксом. В этих случаях тупость меняет свое положение с каждой переменой положения тела.

Наоборот, при воспалительных экссудатах она очень редко совпадает с уровнем стояния жидкости. Бывают, правда, случаи, где граница тупости тянется приблизительно горизонтально, особенно у людей, которые во время накопления экссудата были на ногах, т. е. находились все время в вертикальном положении, но и это далеко не всегда. В большинстве же случаев граница тупости повышается спереди назад. При линейной перкуссии можно убедиться, что верхняя граница тупости представляет собой кривую, вершина которой лежит в боковых частях грудной клетки, т. е. понижается не только кпереди, но и кзади, к позвоночнику. Эта линия, называемая линией Дамуазо, получается, вероятно, вследствие того, что по бокам экссудат действительно стоит выше всего. В свою очередь это обстоятельство объясняется тем, что при инспираторном расширении грудной клетки в боковых ее частях развивается относительно самое низкое отрицательное давление, и экссудат присасывается туда с наибольшей силой.