Ненормальное положение аппендикса дает, конечно, очень много поводов к ошибкам. Тогда приходится довольствоваться диагнозом местного перптонита, а вопрос о его исходном пункте временно оставлять открытым, имея, однако, всегда в виду возможность аппендицита, особенно если острые приступы последнего бывали и раньше.

В литературе можно найти много случаев, где существовали все явления острого аппендицита, но локализовались они не справа, а слева. В таких случаях, прежде всего надо подумать о situs inversus, что тотчас же выясняется из положения печени. Далее здесь может быть вторичный абсцес. Так, по-видимому, можно, например, объяснить следующий случай.

Год назад типический, справа локализированный аппендицит, протекший без операции. Затем явления аппендицита с сильными желудочно-кишечными расстройствами, причем напряжение мышц и чувствительность при давлении выражены исключительно с левой стороны. На операции оказался фибринозно-гнойный периколит, и наступило выздоровление.

Такого рода картина болезни вполне возможна и при первичном заболевании толстой кишки. Так Эдлефсен обратил внимание, что иногда в пуэрперальном периоде развиваются острые местные перитониты, дающие благоприятный прогноз, которые, по всей вероятности, следует относить на счет копростазов. Изолированный туберкулез слепой кишки иногда может дать острые симптомы, напоминающие аппендицит.

Мне приходилось наблюдать два случая местного перитонита в окружности flexura sigmoidea, которые развились вследствие перфорации кишечного дивертикула, и другие два, где местный перитонит был следствием прободения colon dessendens рыбьей костью, которая и была найдена в абсцессе. Понятно также, что воспалительный процесс может переходить на брюшину при различных язвенных процессах, разыгрывающихся в кишечнике, как, например, при дизентерии или colitis exulcerativa; но в таких случаях обыкновенно очень легко распознать его вторичное происхождение.

То же самое можно сказать и о следующем, наблюдавшемся мною случае.

Пожилой мужчина страдал трещинами прямой кишки, вследствие чего ему была сделана под наркозом операция расширения сфинктера. Непосредственно после этого лихорадка и явления местного перитонита в левой нижней половине живота. Принимая во внимание возраст и слабость больного, было принято выжидательное лечение. Через две недели мне представился случай снова увидеть больного, так как лечащий врач констатировал опухоль и считал ее за злокачественное новообразование кишечника. При исследовании я явственно прощупал значительно уплотненную и чувствительную при давлении flexura sigmoidea, а потому остался “ри прежнем диагнозе, что и подтвердилось дальнейшим гладким течением болезни и выздоровлением.

Несколько раз меня вводили в заблуждение острые воспаления забрюшинных желез. Примером может служить следующий случай.

Еще задолго до развития острых симптомов болезни существовали упорные поносы. Затем внезапно жестокие боли, чувствительность при давлении и напряжение мышц справа и несколько кверху от пупка. Умеренная лихорадка, повторная рвота, значительное учащение пульса. На операции оказалось лишь покраснение и припухание мезентеральных желез. Воспаление не распространилось на брюшину.