Очень характерен язык. Во всех тяжелых случаях он сух и обложен бурым налетом; по общему мнению, его состояние, и в особенности большая или меньшая степень его влажности, является важным прогностическим признаком.

Большинство перитонитов начинается с отрыжки, за которой очень скоро следует рвота. Эта начальная, видимо рефлекторная, рвота может повторяться и непосредственно переходить в каловую, считающуюся признаком паралича кишечника при паралитическом илеусе; лишь при больших перфорациях желудка рвота довольно часто отсутствует. Продолжение или прекращение рвоты имеет известное прогностическое значение: при локализирующихся формах она прекращается, а при прогрессирующих продолжается.

Больные перитонитом обыкновенно не имеют никакого аппетита и большей частью страдают сильной жаждой. Продолжительная рвота ведет к обеднению организма водой, что вызывает, не только жажду, но и ухудшает кровообращение.

Конечно, в значительной степени уменьшается, количество мочи (до полной анурии). Она часто содержит белок. К дальнейшему обеднению организма водой ведут и часто наблюдающиеся у перитонитиков обильные поты.

Стул большей частью задержан. Как известно, в более поздних стадиях часто развивается картина паралитического илеуса. Очень важным диагностическим симптомом является прекращение выделения газов, одновременно с появлением запора. Поносы наблюдаются только при формах, осложненных общим сепсисом, особенно при пуерперальных.

Все эти общие явления придают общему habitus больных определенный отпечаток. Они имеют одновременно «абдоминальный» и септический вид. В прогрессирующей стадии болезни происходит следующее: черты лица обостряются, глаза глубоко вваливаются, на щеках иногда играет лихорадочный румянец, конечности холодны. Большинство перитоннтиков до самой смерти остается в полном сознании, только тяжелые септические часто впадают в забытье или обнаруживают явления буйного бреда. Замечательно, что нередко незадолго до смерти наступает полная эйфория, совершенно несоответствующая общему осунувшемуся виду больного. Бросается в глаза, что у некоторых больных перитонитом, давление крови остается нормальным почти до смерти. Далее надо отметить, что за исключением форм, сопровождающихся буйным бредом, перитонитики лежат замечательно тихо и спокойно, избегая каждого лишнего движения, по-видимому, инстинктивно, чтобы не вызвать болей.

Как ни валены все эти общие симптомы, в особенности свойства пульса, но собственно диагностическое значение они приобретают лишь при сопоставлении их с местными. Важнейшим местным симптомом острого воспаления брюшины, несомненно, является напряжение мускулатуры брюшной стенки (так называемое defense musculaire). При местных перитонитах оно ограничено, при общих распространяется на весь живот. Несомненно, оно представляет собой защитительный рефлекс против болей. Я заключаю это из того, что даже при распространенных гнойных перитонитах такое напряжение регулярно отсутствует во всех тех случаях, где перед воспаленной брюшиной расположен сальник, защищающий от воспаления ее чувствительный париетальный листок. Тогда может отсутствовать и всякая произвольная боль. То же, конечно.

относится к «центральным брюшным абсцессам», отграниченным кишками.