Более ценно и правильно учитывать частоту дыхания. Из всех описанных и все же очень неточных методов в отношении наблюдения за дыханием самый простой состоит в том, что больного заставляют громко считать в определенном ритме до и после физической работы и отмечают, как долго он может продолжать счет, не переводя дыхания.

Упомяну еще о методе, предложенном Рефишем. Для суждения о недостаточности он предлагает пользоваться взаимоотношением второго аортального и второго пульмонального тонов. В норме аортальный тон громче. Если же начинается недостаточность, то после дозированной физической работы, например, после 10 приседаний, становится громче пульмональный тон, конечно, только не у пожилых артериосклеротиков или нефритиков. Метод основывается на том, что ослабевший левый желудочек менее сильно напрягает аортальные клапаны, а, с другой стороны, перегрузка малого круга кровообращения побуждает правое сердце к усиленной деятельности. Но практически он вряд ли применим, так как большинство исследуемых именно страдает начальной сердечной недостаточностью склеротиков.

Наконец, имеют значение исследования мочи на уробилиноген; резкое красное окрашивание на холоде по исследованиям клиники Мейера может служить признаком начального застоя в печени, если исключены другие причины этой многозначимой реакции. Правда, этот метод мало применим в начальных стадиях, так как он дает результат только при значительной недостаточности с застойной леченью.

Недавно Гельмсйер разработал метод количественного измерения окраски мочи и сыворотки при помощи ступенчатого фотометра Пуль-фрика. На основании соответствующих цифр окраски мочи также можно судить о наличии сердечной недостаточности, если эти цифры в первую очередь зависят от состояния печени и, особенно от застоя в ней. По Ромбергу данные об окраске мочи не связаны с размером расширения сердца и с видом порока клапанов.

Если задать себе вопрос, что могут дать эти грубые реакции выполнимые во время амбулаторного приема, следует сказать, что в общем, при здоровом кровообращении всякое влияние Замеренного напряжения, как, например, приседания, на пульс и частоту дыхания исчезает через 2—3 минуты, а при начальной недостаточности сохраняется дольше.

Сомнительно, можно ли делать дальнейшее заключение, как полагает Шрумпф. Последний указал, что при артериосклерозе диагностическое давление не повышается, но это имеет место при психическом возбуждении; и далее, что систолическое давление и частота пульса особенно повышаются после работы у нервных субъектов.

При наблюдении за больным в стационаре нужно обращать особое внимание на вес тела и количество мочи. При начальной недостаточности кровообращения вес тела повышается, а количество мочи уменьшается; при улучшении мы видим обратную картину. Между прочим, вес повышается гораздо раньше, чем становятся, видимы отеки. Кривая веса особенно подходит для суждения о влиянии лекарств, например, наперстянки. Если под ее влиянием вес тела уменьшается, а по прекращении дачи лекарства быстро нарастает, можно сделать заключение, что это увеличение веса является выражением накапливающегося и пока еще латентного отека.

По Кауфману такой латентный отек при начальной недостаточности можно также выявить, заставляя больного лежать с приподнятыми ногами; однако при готовности к отеку, этот способ трудно переносится больными, почему я воздерживаюсь от его изложения.