Во всяком случае, процесс может протекать очень остро, вначале может быть очень похожим па крупозную пневмонию и вести к развитию массивной инфильтрации, захватывающей несколько долей.

Имеется высокая лихорадка, окрашенная кровью, мокрота и быстро развивающаяся инфильтрация. Но старое, первичное гнездо туберкулеза, которое всегда можно найти при вскрытии, обыкновенно при клиническом исследовании не открывается. Если такого рода случаи и возможно в первое время смешать с крупозной пневмонией, то очень скоро диагноз выясняется вследствие нахождения в мокроте туберкулезных бацилл. В большинстве случаев отдельные экземпляры попадаются уже с самого начала, в более же поздних стадиях они находятся в мокроте в громадном количестве.

Но такие случаи острого творожистого воспаления одной или нескольких долей легкого очень редки. Чаще приходится иметь дело со случаями, где крупозная пневмония действительно разрешается негладко. О возможных при этом исходах в хроническую индурацию, абсцесс или гангрену легкого мы будем говорить в главе о хронических пневмониях.

Здесь необходимо еще раз вернуться к картине крови при пневмонии, так как характерная дифференциально-диагностически важная картина согласно исследованиям Глоора развивается не в начале пневмонии, а лишь в поздних стадиях ясной инфильтрации и даже после кризиса.

Изменение картины кроки при пневмонии носит по Глоору характер, в ядрах оно выражается пиннозом, более или менее выраженной базофилией, а именно со светлой мягкой метиленовой синькой. Затем появлением токсических грануляций которые разделяют на Л и В грануляции и, наконец, появлением опухолей в клетках. Попутно заметим, что Глоор считает доказанным, изменения возникают в первую очередь не в костном мозгу, а в самом воспалительном очаге. Поэтому при распространенном очаге его связи с остальным кровяным руслом они должны быть особенно характерно выражены.

Глоор подчеркивает, что картина крови позволяет диагностировать между пневмонией и инфарктом и между туберкулезным процессом и endocarditis lent а, так как оба они не вызывают более резкой токсической картины крови. Так как Глоор обнаружил резко токсическую картину крови и при инфекции стрептококками и стафилококками, то последняя, по-видимому, непригодна для различия пневмоний и инфарктов, инфицированных этими микроорганизмами.

Надо сказать еще относительно рентгеновской картины. Она показывает, что большинство пневмоний развивается со стороны хилуса и затем уже распространяется к периферии. Лишь редко первые уплотнения начинаются на периферии и тогда чрезвычайно часто в области подмышечных впадин. Очень хорошо можно следить за развитием пневмонии на серии снимков. Понятно, что данные рентгеновского исследования особенно ценны там, где надо ее дифференцировать от творожистой пневмонии, так как при последней наряду с пневмонической инфильтрацией нередко можно доказать и наличность других очагов.

Наконец, типическую картину крупозной пневмонии могут иногда изменять некоторые осложнения. Помимо серозных плевритов и параимета-пневмонических эмпием представляющих обыкновенные осложнения, и указанных выше менингитов и перитонитов, здесь, прежде всего, встречаются абсцесс и гангрена легких, последние особенно при медленно разрешающихся пневмониях.