Весьма приемлемым, особенно если желательно получить цифровые данные (например, для целей экспертизы), является сравнение дневного и ночного количества мочи; Квинке назвал этот симптом нинтурией. При правильном выполнении этот метод выявляет даже незначительную декомпенсацию, ведущую к отеку, и не зависит от психических влияний. При полной работоспособности аппарата кровообращения дневная секреция мочи (при содержании не в постели) в 1 час больше, чем ночью в постели; при недостаточном кровообращении наблюдается обратная картина.

При исследовании на нинтурию нет нужды ограничивать больного в обычном приеме жидкостей: он должен только воздержаться от питья после 6 часов вечера, если время с 8 часов утра и до 8 часов вечера считать за день. Мочу перед укладыванием ко сну причисляют к дневной порции, а первое мочеиспускание после вставания относят к ночной. Нет даже нужды держать больного 12 часов в постели, а целесообразно предложить ему спать столько, сколько он обычно привык, а затем вычислять на один час. Модификация, предложенная Беттнером, не дает особых преимуществ.

Феномен никтурии раньше объясняли предположением, что сердце в течение дня становится несколько недостаточным и оправляется ночью, вследствие этого недостаточная секреция мочи днем восполняется ночью. Однако согласно новейшим данным это предположение вряд ли справедливо. Скорее нужно согласиться с толкованием Иореса: если физиологическая относительная задержка мочи ночью прекращается, то вследствие задержки в тканях отечной жидкости должна появиться никтурия, так как горизонтальное положение тела способствует диурезу. По Иоресу этот извращенный тип выделения воды регулируется центрально.

Впрочем, по Иоресу, никтурия вызывается не только отечными болезнями, но и заболеваниями или даже нарушениями функций системы гипофиза и межуточного мозга; это указание очень важно в диагностическом отношении.

Для суждения о работоспособности аппарата кровообращения наряду с диурезом пользуются также состоянием пульса и кровяного давления.

По почину Морица, Клевиц обнаружил, что если циркуляционный аппарат вполне работоспособен, то частота пульса во сне падает приблизительно на 20% в минуту. То же самое происходит и при компенсированных органических заболеваниях; при декомпенсации уменьшения частоты не бывает или она выражена лишь в незначительной степени. Неправильности пульса во время сна обыкновенно не исчезают. Напротив, совершенно исчезают нервные тахикардии, тогда как тахикардии, обусловленные органическими причинами, остаются без изменения.

При нормальном кровообращении кровяное давление также падает ночью, примерно на 10—30 мм Hg, а по новейшим американским данным сильнее всего на четвертом часе сна. Мюллер 2 нашел, что пороки клапанов, как, впрочем, уже давно известно, не влияют на высоту кровяного давления и нормальное его понижение во время сна, если они компенсированы. В стадии же декомпенсации пороков клапанов ночное падений отсутствует. Мюллер считает, что в этих случаях кровяное давление поддерживается рефлексом со стороны сердца на сосуды, который вызывает повышенную вазомоторную стабильность и предохраняет от угрожающего падения кровяного давления.