Далее в пользу перитонита говорит то, что помимо болей имеется значительная болезненность и при давлении. Вследствие болей больные перитонитом избегают перемены положения тела, тогда как при механической необходимости они часто мечутся на кровати.

Наличие лихорадки тоже говорит за перитонит, хотя изредка повышения температуры наблюдаются и при механическом илеусе. Заметная разница между температурой в подмышечной впадине и в прямой кишке является правилом для перитонита, но при механическом илеусе ее обыкновенно не бывает, поскольку не развивается вторичный перитонит. Пульс при перитоните с самого начала учащен, мал, мягок и часто неправилен. При механической непроходимости это наблюдается лишь во время шока при ущемлениях, но затем больные большей частью оправляются, и пульс становится хуже только с появлением вторичного перитонита. Наоборот, при кишечных инфарктах пульс такой же, как и при перитоните. Рвота при перитоните беспрерывная и непосредственно переходит в каловую, тогда как при ущемлениях начальная рвота отделена от застойной некоторым промежутком времени. Наличие выпота и, в общем, говорит за перитонит, так как небольшие, похожие на грыжевую воду выпоты при ущемлениях настолько незначительны, что по большей части ускользают от физического исследования. При механической непроходимости печеночная тупость вначале почти всегда сохранена и исчезает только при очень сильном метеоризме, вызвавшем пассивное напряжение брюшных стенок. Индиканурия наблюдается при перитоните с самого начала, при механической же непроходимости только тогда, когда она локализируется в тонкой кишке. Если приходится видеть больного в поздней стадии, когда разница в картине болезни уже стерлась, то большую ценность имеют анамнестические данные относительно развития болезни, в особенности же надо принять во внимание все то, что говорит за возможность перитонита.

Прилагаемая таблица наглядно показывает симптомы различных типов илеуса.

Дифференциальный диагноз болезней гортани и трахеи.

Если не считать явлений раздражения, наступающих после вдыхания раздражающих газов или после сильных напряжений голоса, то чаще всего острый катар гортани присоединяется к инфекционному насморку и к острой ангине. Такие острые катары с характерным для них болезненным кашлем и охриплостью никаких затруднений для распознавания не представляют и в достаточной степени ясны из одного анамнеза. Ларингоскопия обнаруживает равномерную воспалительную красноту слизистой оболочки гортани, а иногда припухание голосовых связок и парез m. arytaenoidei interni, так что между обеими голосовыми связками образуется овальная щель.

При хроническом катаре гортани, смотря по тому, находится ли он в стадии обострения или нет, тоже наблюдается более или менее острая краснота, наряду с припуханием и утолщением слизистой оболочки. Как при острых, так и при хронических формах на голосовых связках может иногда развиваться поверхностный некроз эпителия, часто имеющий вид полукруга, так что при смыкании голосовых связок образуется целый круг. Благодаря этому голосовые связки могут иметь пятнистый вид. Кроме того всегда можно найти скопления слизи, а при хронических катарах и образование корок. Охриплость при катарах настолько характерна, что и без применения гортанного зеркала ее всегда можно отличить от хрипоту, зависящей, например, от полипов или параличей. Встречается и абсолютная афония, но это явление редкое.